пятница, 13 сентября 2013 г.

Про жадность...


Поскольку в последнее время очень часто в разговорах с разными людьми затрагивалась тема жадности, то вслед вот этому посту (http://vse-horosho.livejournal.com/279274.html), который мне очень понравился, я решила написать и свои размышления про жадность.
Мы живем в Германии и фразы, типа «Поделись, ты что, жадина» можно услышать разве что от русскоязычных мамочек. Немецкие же родители почти единогласно придерживаются правила: «Чья игрушка, тот и решает, как с ней быть». Бывают, конечно, площадки разного этического уровня. На некоторых, например, считается за правило брать поиграть лежащие в песке чужие игрушки. Меня лично это негласное правило сильно раздражает, потому что беря без спрошу наши игрушки, и родителям и детям на это часто настолько «забить», что в итоге, они либо пропадают, нечаянно попав в чужие сумки (смешавшись с чужими игрушками в процессе возни), либо нам самим потом приходится ходить по всем окраинам площадки в поисках наших лопаток, ведерок и мячиков. Это раздражает. Попадая на такие площадки я уже знаю, что если вдруг спросят: «Можно взять поиграть?», то если мы разрешаем, я всегда добавляю: «Пожалуйста, верни потом на место!!!» Но в первую очередь я спрашиваю своего ребенка, можно ли взять конкретную машинку-лопатку-пасочку-и пр.
Отсюда и начнем.
Начнем с того, что я слово «жадность» не использую в повседневной жизни вообще. Потому что для повзрослевших детей («взрослых») - это слово, которым можно легко отмахнуться, не желая углубляться в подробности. Это как многие другие слова, которые мы используем, чтобы дать определение явлению. При этом многие думают, что дав определение, они могут расслабиться и жить себе спокойно дальше. «Он же жадина!» - и все, всем вроде все ясно. А что, почему и зачем – это уже мало кого волнует.
Я намеренно не использую фраз со словом «почему-то» («А он почему-то берет чужие игрушки, хотя есть свои», «А она почему-то не хочет делиться»), потому что в основании всего нижеизложенного лежит мысль, что все из чего-то происходит, у каждого следствия есть своя причина и у каждой причины есть свое конкретное следствие. Короче, я исхожу из того, что все взаимосвязано. Меня очень расстраивает, когда люди отказываются признать, что у них есть некоторые сложности в отношении со своими детьми (что было бы уже шагом к развязыванию клубка), а вместо этого имеющееся следствие сбрасывают со счетов, говоря, что «Это такой характер», «Это у него такой темперамент», «Ну вот он просто такой», «Вот девочки (мальчики) – они такие», «Это период у него такой» и прочее...
Когда я спрашиваю своего ребенка, можно ли взять кому-то его вещь, то я спрашиваю точно так же, как спрашивала бы своего мужа, маму, друга. И если ребенок говорит «нет», то я принимаю его решение. Я могу уточнить, спросив еще раз: «Может, можно все таки, ненадолго? Он обязательно вернет». Точно так же, как я спрашиваю своих близких, уточняя подробности «сделки». Если снова слышу «нет», то не настаиваю. У ребенка всегда есть возможность изменить свое мнение и поделиться чем-то, если условия изменились (например, если ребенок, о котором идет речь, вступил в общую игру, если отношения сменились с «незнакомый ребенок» на «ребенок, с которым интересно вместе играть» или «ребенок, который мне интересен и теперь я его знаю и доверяю ему»).
Некоторые считают, что в три года дружбы не существует. Если исходить из того, что дружба – это сильный интерес к другому человеку, доверие к нему, желание разделить с ним что-то важное и ценное (материальное и не: время, хобби и проч), то мне кажется очевидным, что и в три года дружба существует. Если ребенок, которого мой ребенок считает другом, скажет:
- Я возьму твою машинку поиграть, можно? – в большинстве случаев мой ребенок кивнет в ответ. И будет рад этому. С другой же стороны, если возникнет ситуация, в которой ребенок, которого мой ребенок считает другом, НЕ даст чего-то, то мой постарается понять: потому что «всему есть своя причина». И еще потому, что он живет с этим разрешением: иметь возможность отказать.
В нашей семье мы никогда не «читаем лекций», призывая вспомнить разные ситуации: а-ля «Помнишь, ты тоже хотел, и он тебе дал, теперь дай ты ему». Я не хочу устанавливать каноны «правильности» или «неправильности». Я лишь призываю относиться к отношениям ОСОЗНАННО и помнить главное: у всего есть своя причина и свое следствие.
И тут каждый должен ответить себе на вопрос: «Если я хочу, чтобы мой ребенок делился, каким я хочу, чтобы было его побуждение?» Ответив на этот вопрос, каждый получит свой «правильный» ответ. И он имеет право быть любым, важно только, чтобы он осознавался родителями. И чтобы осознавались действия, которые помогают и мешают добиться желаемого. Чтобы не было фраз: «Я ему рассказывал-рассказывал, что надо делиться, а он в итоге забирает чужое и орет, когда хотят взять его вещи».
Так вот, в нашей семье важно, чтобы ребенок делился своими игрушками от чистого сердца! Не от страха, что:
- его обзовут жадиной
- что на него сейчас будут давить («Ну поделись же, ты же видишь, как ему грустно!»).
- что будут манипулировать и другими способами («Ты же помнишь, он тебе дал, теперь ты дай»), так, что в итоге уже начинаешь жалеть, что когда-то дал и соответственно еще сильнее думать о том, что «больше ничего не дам, чтоб потом не напоминали!»
- что будут читать морали о том, как важно делиться (многие дети как следствие закрывают уши и не хотят слышать своих родителей. Еще чуть позже возникают проблемы с ушами как раз на соматической почве.
- Что будут угрожать («Если не поделишься сейчас, больше тебе ничего не куплю»)
- Со мной тоже не поделятся («Если ты не будешь делиться, то и с тобой не будут делиться»).
- Другой может громко разораться, если я не дам и тогда мне придется делиться.
Все это для нас отвлекающие моменты. Они НЕ приоритеты. Более того, многие фразы очень абстрактны и что еще важнее – ложны! Потому что фраза «Не будешь делиться, и с тобой не будут делиться!» является заблуждением и неправдой! С кем я не буду делиться? Кто со мной не будет делиться? Ведь если я не делюсь со всеми встречными, это не значит, что со мной не будут делиться мои друзья! В общем, подобные фразы-заблуждения, которые в прямом смысле вводят в заблуждение и родителя, и ребенка, давая при этом соответствующие реакции (которые неожиданно для родителя оказываются нежелательными!!!).
Когда я делюсь от сердца, я отдаю что-то важное и ценное для меня, потому что Я ЭТОГО ХОЧУ! Потому что мне это важно – поделиться! Мне кажется, взрослому легче поделиться от чистого сердца не только с близкими людьми, а и с совершенно чужими. Просто потому, что этот другой вызывает симпатию, внутренний отклик, желание иметь с ним общее ПЕРЕЖИВАНИЕ через это самое «поделиться». Взрослому это еще и проще потому, что он относительно абстрагирован от социальных ярлыков, ему никто не скажет подобного: «Тебя же парень на вокзале попросил два евро на вокзале, а ты не дал – ты что, жадина?»
Ребенок тоже может пережить желание поделиться искренне с совершенно незнакомым человеком, но ему это сложнее (взрослый все же является проводником для маленького ребенка в этом мире, как связывающая ниточка) плюс необходимы определенные условия. Например, жизненные примеры, когда с ним поступали похожим образом.
Исходя из этого ответа (хотим, чтобы делился искренне), мы и строим отношения на тему «делиться». А именно:
- уважаем отказы ребенка
- стараемся понять отказы других детей (когда отказывают нам), их переживания
- беря вещи детей, просим их разрешения (не надо утрировать, все в зависимости от ситуации, например, если только вырезал и отложил ножницы, а мне нужно эти ножницы взять, то я спрошу: «Ты еще будешь вырезать или мне можно эти ножницы взять?»)
- у других детей тоже просим разрешения, если хотим что-то у них взять, поэтому у нас даже полуторагодовалый И. «спрашивает»: тыкает пальчиком на предмет и уууукает. И только если ему разрешит чужой взять и протянет ему в руки, возьмет.
- делимся сами по жизни, а если отказываем, то дети знают о причинах нашего отказа.

Еще мне кажется многие не понимают, к чему приводят разные действия. Например, если обзывать жадиной – занижаем самооценку, при этом оскорбляем ребенка, вешая на него ярлык (хотя на самом деле, не ребенок «жадина», а в данной конкретной ситуации он захотел по каким-то причинам оставить свою вещь при себе). Если постоянно капать напоминаниями: «С тобой поделились, и ты поделись» - то естественная реакция перестать делиться (как минимум «капать» перестанут). Манипулирование разными способами – не «обучение» щедрости и желанию поделиться, а обучение «торговли отношениями». «Обучение» поставила в кавычки потому, что считаю, что обучить делиться любым ДИРЕКТИВНЫМ способом просто невозможно! ДИРЕКТИВНО можно привить массу зажимов, неприятных ощущений, отбить охоту делиться и еще много чего! НО не желание делиться с другим. Даже если ребенок в итоге прогнулся под нас, взрослых, и в итоге поделился (мы облегченно стираем пот со лба), то вспомним о причине: та ли это причина, по которой мы хотим, чтобы наши дети делись? Как часто дети делятся, просто, чтобы от них уже отстали с нравоучениями, чтобы избавиться от ситуации с довлеющим родителем из серии «уж лучше поделиться, а то будет еще хуже».
Посмотрим на ситуацию еще с одной стороны. Многие эти дети, став взрослыми, продолжают проигрывать ситуации из песочницы. Предположим, вы попросили некую вещь у друга. Но друг не хочет дать. Возможно, даже называет причину. Его жена отводит его в сторону и что-то ему бубнит. Бубнит и бубнит... В итоге друг возвращается – и дает вам то, за чем вы пришли. Что вы почувствовали? Вам приятно было получить то, что вы хотели? Или вы все же почувствовали это скребущее чувство – НЕ ЕГО решение, НЕ от чистого СЕРДЦА...
И это тоже один из результатов: убеждая ребенка, мотивируя и уговаривая его поделиться, мы заставляем его думать и чувствовать иначе. Мы ломаем его. Мы хотим, чтобы он делился – и в этом случае мы хотим это психологически грубо. С теми, с кем в детстве тоже так поступали, поднимите руку, если вы в большинстве случаев действительно делитесь оттого что искренне хотите этого!
Любого из нас, у кого есть подобные помехи (то, что я писала, когда писала, что для нашей семьи ЭТО НЕ ПРИОРИТЕТЫ), время от времени «клинит». Это легко заметить в ситуации, когда нас о чем-то попросили, мы поделились или отказали. Если остановиться и понаблюдать за потоком мыслей, которые возникают, можно встретить знакомые из детства ситуации в песочнице или в семье. У кого хорошая память, даже услышат в этом потоке слова своих родственников. Только обычно мы пробегаем мимо и не рассматриваем этот калейдоскоп из наших собственных мыслей.
На днях со мной произошла ситуация. На вокзале подошел к нам парень и сказал:
- Здравствуйте! Может, вы могли бы дать мне один или два евро?
- Извини, нет! – я ответила быстро, и только потом ВГЛЯДЕЛАСЬ в него!
Парень пожелал нам хорошей дороги, и желал он нам ее ИСКРЕННЕ! Было видно, что ему было неудобно. Он развернулся, помахал нам и ушел. Во время этого диалога наша старшая дочка играла маленькой копилкой с мелкими монетками. Когда я уже сказала «нет», я это заметила. А заметила потому, что она тут же спросила, что спросил дядя. Я ей перевела с немецкого на русский, на детский русский: «Дядя попросил, чтобы мы дали ему денюшку». И тут, глядя на нее (парень как раз после этого и пожелал нам дороги хорошей), я увидела у нее в руках копилку. Как раз в этот момент подъезжал поезд. В моей голове была неимоверная каша мыслей и чувств! Это как раз и есть клин – спазм мыслей, переживаний и действий! Уже прошло несколько дней, а я все вспоминаю этого парня. Мы сели в поезд и обсудили эту ситуацию. В моей голове вкратце было следующее:
- неприятное ощущение оттого, что просят спонтанно на улице, ассоциация с вымогательством, воспоминания об украинских «просильщиках»
- в июле мы были в Париже, там настолько часто и нагло просили (мне булочку купи, а?), что нам до сих пор не по себе
- ощущение, что он душевнобольной
- какие-то детские остатки «ну что ты жадничаешь?», последующее чувство вины
- Соня играет с копилкой – в копилке деньги: что думает этот парень?
- Подъезжает поезд: нам нужно усадить троих детей, коляску и себя в течении двух минут.
- Если дать деньги, где сумка, в которой кошелек и как это быстро организовать?
В итоге я села в поезд, и расчесав свои мысли, спросила себя: «Почему я не дала ему денег?» Ведь примерно на моменте его пожелания хорошего пути я уже понимала, что он – симпатичный человек, что скорее всего его действительно что-то заставило подойти и попросить денег, что я ХОЧУ с ним поделиться! Но этот спазм – это как раз «привет» из прошлого: я не почувствовала СРАЗУ, потому что мне до сих пор мешает очень многое во мне из детства. Оно меня сковало – все эти оценочности, ярлыки, вина....
Я охотно даю деньги. Когда я в расслабленной ситуации, я осознанно и искренне кидаю монетки и музыкантам и другим, кто их просит – когда я действительно чувствую, что я этого хочу!
Теперь снова развернем вопрос с другой стороны. Иногда бывает (наверное, у вас тоже?), когда меня о чем-то просят, я даю (делюсь), а потом думаю: «Почему я это дала? Ведь я на самом деле этого НЕ ХОТЕЛА!» Это тоже клин – спазм, если хотите. Многие повзрослевшие дети считают, что им не важно чужое мнение. Но если мы начнем тормозить калейдоскоп мыслей и переживаний каждый раз, когда мы принимаем какое-то решение в отношение «дать-поделиться», то вспомним-узнаем тоже много чего интересного из своего детства домашнего и «из песочницы».

И напоследок немного о понятии «торговля отношениями». Что вы чувствуете, когда вы искренне принесли блинчики соседке, угостили ее, а она на следующий день пришла к вам с салатиком, мол я у тебя в долгу была, вот, принимай. ДЕЛЮСЬ, так сказать. Меня каждый раз, когда я в такие «торговые отношения» вляпываюсь, сильно коробит! Незабываемая ситуация случилась со мной пару лет назад в немецком «русском магазине». Передо мной на кассе стояла немка. И расплачивалась. Тут выясняется, что ей не хватает что-то около 10 центов. Она посмотрела и там, и тут – нету у нее больше копеечек. Кассирша ждет. Женщина растерялась, видимо была уверена, что у нее хватит. Я достаю эти десять центов – и протягиваю ей: «Возьмите пожалуйста!» Она берет, ошарашенная, благодарит, оплачивает и выходит из магазина. Очередь двинулась дальше, я тоже вышла из магазина. Она меня дождалась, подошла и говорит:
- Спасибо, что вы мне 10 центов добавили! Это очень мило с вашей стороны! Пойду и тоже сделаю какое-то хорошее дело!
Меня это фраза «выключила» и я ей ответила:
- Да вы ПРОСТО ТАК дела хорошие делайте, каждый день!

Не знаю, как вы, а мне радостно, когда со мной делятся не потому что я месяц назад поделилась, а потому что этого просто хотят. Мне радостно, когда делятся, даже не дожидаясь моей просьбы, просто потому, что чувствуют, что мне нужно сейчас что-то. И обратно: мне радостно делиться с чистыми мыслями – без всяких червячков, типа, «вот, теперь у тебя ко мне должок, следующая очередь – твоя!»(в Германии это социальная болезнь).  Делиться вне зависимости от того, делился со мной этот человек или нет. Без мыслей о том, поделится ли он со мной в будущем или нет. Радостно делиться просто так, не выторговывая отношения, не покупая их – быть готовым к тому, что завтра этих отношений может и не быть. И даже «спасибо» может не быть. Но даже при этом – искренне поделиться. Мне радостно, когда я делюсь (или не делюсь) без давления, без ярлыков со стороны, когда я от них не зависима – тогда я могу действительно слышать голос своего сердца. Без всяких помех.
Поверьте, что дети тоже слышат свое сердце. Не создавайте им помехи!!!

П.С. Ситуации «делёжки» в семье между братьями и сестрами – это момент, отягощенный массой дополнительных якорей из мыслей, чувств, переживаний и действий. В принципе – все тоже самое, плюс додумываем сами в рамках своей особенной неповторимой ситуации.

2 комментария:

  1. спасибо, очень хорошо написанно. "Торговля отношений" мне видится немного в другом свете - может быть люди и готовы делать добро просто так каждый день, но в суете, в заботах, в ворохе собственных проблем, забывают об этом и чей-то хороший поступок по отношению к ним как раз и будит в них это чуство. Это еще и мерило твоей искренности, раз удалось таким образом в ком-то разбудить это чуство.
    А вот дележка между детьми в семье - да, больная тема:( я вот не имею с ней справляться, сразу всплывает из детсва - "он младший - уступи", помню, что в детстве меня это взрывало от негодования, но вот ничего умнее в голову не приходит.

    ОтветитьУдалить
  2. У меня такая же позиция в этом вопросе. Спасибо, что так подробно рассказали )

    ОтветитьУдалить